Skip to content

Полуян Алёна. Рассказ. Границы жизни до и жизни после.

Аннотация: история повествует о тонкой грани между такими явлениями как любовь и горе. Первое впечатление зачастую бывает обманчиво, а счастье мимолётно. Так стоит ли довериться и полюбить, вопреки предрекаемой трагедии, или пройти мимо чувства, дарующего вкус к жизни?

Музыка для чтения:

  1. Selena Gomez – Kill Em With Kindness
  2. Corson – Raise me up ( Je Respire Encore )
  3. SYML – Where’s My Love

Указанные саундтреки  можно найти в плейлисте группы или плейлисте на Яндекс. Музыка.

***

Милилорейн сидела за столиком кафе на террасе, пила кофе с молоком, наблюдая, как осень раскрашивает Крымские горы в пёстрые цвета. Из—за лёгкого прохладного ветерка по коже пробегали мурашки. Девушка с интересом разглядывала посетителей заведения. То и дело взгляд её останавливался на какой—нибудь влюбленной паре и в эти минуты в голове хором звучали осуждающие голоса близких, возмущенных её одиночеством. Через пару лет Милилорейн разменяет третий десяток, и все знакомые отчаянно пытались найти для неё мужа. Но ни одна встреча с кандидатами на данную роль не привела к желаемому результату.

Девушка выудила из сумки блокнот, где хранила идеи для свои будущих рассказов и мечту. Мечту стать писателем. Стоило стержню ручки коснуться молочного цвета бумаги, как Милилорейн услышала голос мужчины, обращённый к ней:

— Здравствуйте. Вы не против, если я присяду рядом?

Она посмотрела на высокого брюнета тридцати лет и признала в нём мужчину, с которым посещала один бассейн. В первый раз она увидела его, когда покидала спорткомплекс, а он копошился в своём телефоне, заграждая выход из здания.

— Просите, можно пройти, — обратилась к нему девушка, но мужчина никак не отреагировал на её просьбу.

Тогда она легонько дотронулась до его плеча, желая привлечь внимание, и повторила просьбу. Он обернулся, в его глазах читалось удивление, извинился и отошёл в сторону. Девушка решила, что в телефоне незнакомца хранится нечто действительно увлекательное, раз остальной мир растворяется в сравнении с этим зрелищем.

На следующий день с тем же брюнетом они встретились в бассейне у подъёма на вышку. Теперь он предстал перед ней в одних плавках, позволяя окружающим рассмотреть его рельефную мускулатуру. Милилорейн с удовольствием сделала вывод, что он самовлюбленный индюк, который много времени проводит в спортзале, дабы за тем с самодовольной физиономией ходить по пляжу и наслаждаться вниманием девушек. Факт позёрства он подтвердил и своим прыжком с самой высокой вышки. Всего этого хватило, чтобы девушка начала испытывать к нему большую неприязнь.

Однажды, она не удержалась и решила высказать ему всё, что о нём думала. Милилорейн несколько раз окликнула его, когда они шли по коридору, но он словно игнорировал её. Это раззадорило девушку ещё больше и она последовала за ним в мужскую раздевалку, где под радостные возгласы полуобнажённых мужчин коснулась его плеча. Он обернулся:

— Простите, Вы что—то хотели? – звучало совершенно невинно из его уст.

— Да. Что это за привычка такая? Вы постоянно стоите где—нибудь в проходе и даже не слышите, как Вас просят отойти в сторонку. Думаете, Вам теперь всё можно, раз есть кубики на прессе?

— А Вас мои кубики на прессе не прельщают?

— Шутки в сторону. Ведите себя достойно.

— Взаимно. Ворвались в мужскую раздевалку и устраиваете сцены. Где Ваше благоразумие?

— Ну, знаете, — Милилорейн развернулась на пятках и поспешила покинуть мужчин, с любопытством рассматривающих разыгрываемую драму.

И вот теперь спустя две недели насмешливых фраз и взглядов, обращенных друг к другу, он не постеснялся подойти к ней в кафе и попроситься сесть рядом. Девушка огляделась по сторонам, и убедилась в наличии свободных столиков.

— Здравствуйте, — ответила она, — Присаживайтесь. Уверены, что выдержите завтрак со мной?

— Уверен, очень скоро буду сидеть за этим столиком в одиночестве.

— О, не спешите забирать победу себе.

Мужчина не торопился делать заказ.

— Думаю, пришло время познакомиться по—настоящему, — он вытянул руку для рукопожатия, — Максимилиан.

— Это так важно?

— Да, поскольку мы делим этот столик и бассейн.

Всем видом выказывая одолжение, она протянула ему руку:

— Милилорейн.

Но вместо того, чтобы пожать худу женскую руку, мужчина поцеловал тыльную сторону ладони:

— Может сходим куда—нибудь?

— Вы приглашаете меня на свидание?

— А вы плохо слышите?

— А вы лор?

— А вы пациент?

— Вы несносны, — она притворно обиделась.

— Перейдём на «ты», — предложил Максимилиан.

— Так быстро?

— Мы уже две недели отравляем друг другу жизнь. Пора.

Она кивнула.

— Так ты пойдёшь со мной на свидание? – повторил собеседник своё предложение.

— Ты слишком самовлюблен и привлекателен, чтобы не стать моей следующей ошибкой.

— А ты слишком эксцентрична и капризна, чтобы я был рад твоему согласию.

Девушка молча сделала несколько глотков чая, после чего спросила:

— Боишься отказа?

— Отказа? Нет.  Я знаю, рано или поздно мой образ, который ты себе вообразила, столкнется с реальностью. Ты разочаруешься во мне и наши очаровательные беседы закончатся.

— Тебе они так важны?

— А тебе нет?

Вопрос остался без ответа и они погрузились в молчание, пытаясь читать между строк.

— Так ты окажешь мне честь своим присутствием на свидании?

— Нет.

— Значит «Да». В таком случае, наше свидание началось.

— Что?

Мужчина сорвал с кашпо маленький красный цветок и преподнес девушке.

— Прости, что такой скромный букет. Но обещаю, с каждым последующим свиданием он будет становиться пышнее.

— Я предпочитаю цветы горшках.

— Буду знать.

Он заказал английский завтрак на двоих.

— Овсянка? Это романтика? – изумилась девушка.

— Как ты доживешь до нашего следующего свидания, если твой завтрак только чай или кофе?

— Следующего? Тогда я точно не прикоснусь к овсянке.

— Неужели я так ужасен, что ты готова умереть?

— На самом деле нет, но если я не буду врединой, ты поймешь какая я на самом деле скучная и найдешь другую девушку, от споров с которой будешь получать удовольствие.

— Так я тебе нравлюсь?

— А ты хочешь мне понравится?

— Ах, вот как ты, — он добавил сахар в кофе, — Вернемся к свиданию. Я хочу узнать о тебе побольше. Предлагаю обмен факта на факт. Дамы вперёд.

Милилорейн сгримасничала, но начала:

— Моя фамилия — Брынцева.

— А я Миронов.

— Случаем не родственник?

Он улыбнулся:

— Нет, — Максимилиан сделал глоток остывшего кофе, — Теперь я первый?

— Дерзай.

— Люблю утреннюю пробежку.

— Так ты бегаешь?

— Откуда по—твоему мои мускулы?

— Наверное, сбиваешь всех на своём пути? Как тебя ещё машина не переехала?

— Я везунчик, — проговорил он серьезно.

— Тогда я принесу лотерейные билеты в следующий раз. Выиграй, пожалуйста, для меня миллион.

— О, так ты согласна на следующее свидание. Боюсь, только не так скоро.

— Почему же?

— Я уезжаю.

— Навсегда?

— Вернусь.

— Разочарование дня, — она притворно вздохнула.

— Оставь мне свой номер.

— Получишь его, если мне понравится наше второе свидание.

— Как же я сообщу тебе время и место?

— Дай волю фантазии, — и Милилорейн покинула собеседника, даже не обернувшись назад, но в сердце появились искорки для розжига костра.

Максимилиан, взяв номер девушки в фитнес—центре, не раз звонил ей, но она не брала трубку и не отвечала на смс. Зато в пятницу вечером ответила на звонок подруги, которая попросила подменить её на фазенде. Поэтому ранним субботним утром Милилорейн уже ехала за город.

Проработав до полудня, готовя сад к будущей зиме, девушка направилась немного прогуляться по участку. Проходя мимо хозяйского дома, она встретила Максимилиана, идущего к ней навстречу с подносом в руках.

— Привет, — изумился он, — Что ты здесь делаешь?

— Привет. Подруга просила подменить. Это твоя фазенда?

— Нет, моего дедушки, — он поставил поднос на стол между двумя старыми дубами.

— Так вот куда ты сбежал из города?

— Да, — он провёл рукой по волосам, — Будешь чай?

— Я не закончила работу.

— Работа здесь никогда не кончатся. Сегодня ты наша гостья.

— Боюсь Аманду тогда уволят.

— Не волнуйся. Сейчас только полдень. Мы всё успеем, — говорил он расставляя чашки, запарник и вазу с печеньем на столе.

— Хочешь помочь? – поинтересовалась она.

— Подумываю об этом, если ты согласишься, что это наше второе свидание?

— Ты это подстроил?

Но ответа на заданный вопрос не последовало, поскольку за спиной лукаво улыбающегося Максимилиана появился моложавый старичок и девушка лет двадцати семи.

— Я Анна, — представилась она, — сестра Макса, — А это Матвей Степанович, — блондинка указала на хозяина фазенды.

— Приятно познакомиться, — смутившись нежданному знакомству, произнесла Милилорейн.

— Нужна ещё одна кружка, — сказала Анна и поставила чайник на стол.

— Всё в порядке. Их здесь четыре, — ответил брат.

После того, как все уселись за столом, Матвей Степанович обратился к гостье:

— Что привело тебя к нам, Мили? Можно к тебе так обращаться?

— Конечно, — она сделала глоток чая, думаю, как лучше объяснить ситуацию, — Боюсь, вы не одобрите, но я заменяю Аманду в работе по саду.

Старик на это лишь широко и добродушно улыбнулся:

— Не переживай. Вычет она не получит, поскольку нашла такую хорошенькую замену.

Когда с чаепитием и поеданием булочек и фруктов с фазенды было покончен, Милилорейн пришлось вернуться к делам, Максимилиан присоединился к ней в этом. Но как бы они не старались успеть закончить всю работу, вскоре заморосил дождь. И мужчина, выдав гостье дождевик и резиновые сапоги, предложил:

— Хочешь, я покажу тебе фазенду?

— Конечно.

И он провёл экскурсию по всей территории плантации, демонстрируя саженцы ёлок, кедра, сосен, и даже эвкалипта. Без внимания не остались обширные в летнее время фруктовые и овощные грядки. Максимилиан даже объяснил гостье, как следует секатором обрезать усики у клубники, после чего они вместе с дружелюбной лайкой отправились на прогулку к реке. Стоя в сумраке под проливным дождём у бегущей воды он не решался поцеловать её. И тогда она сделала шаг к нему, коснулась линии подбородка, посмотрела в глаза, но на этом её решительность иссякла. А у него были причины, чтобы не позволять ей полюбить его.

— Нужно успеть на последний автобус до города, – оборвала она тишину.

— Я завтра возвращаюсь в город. Довезу тебя до самого дома, если заночуешь здесь.

— Серьёзно?

Его губы расплылись в улыбке и он проводил её на второй этаж, который представлял собой одну большую комнату.

— Ты тоже будешь спать здесь? – удивилась она.

— Да, на соседней кровати, а на другой Анна. Тебя это смущает?

— Нет, — солгала она, — А почему здесь так много спальных мест?

— У нас большая семья. Помимо сестры у меня ещё два брата. У всех не по одному ребёнку уже. Летом всегда собираемся всей семьей.

— И как дедушка справляется со всем этим хозяйством?

— Он фермер, создаёт людям рабочие места.

Вернувшись на следующий день домой, Милилорейн позвонила подруге и рассказала о своём путешествии и незнакомце из бассейна.

— Ммм, как интересно. А кто это из братьев? Тот, что финансовый аналитик, моряк или военнослужащий?

— Ты знаешь, кто он, — сказала Мили, — Максимилиан.

— Да, — она засмеялась в трубку, — Тогда признавайся, проблем в общении никаких не возникает?

— Есть, он же сноб, вечно всё мимо ушей пропускает. И как—то странно постоянно смотрит во время разговора.

— Ты не знаешь?

— Не знаю, что?

— У него контузия. Он потерял слух во время военной операции.

— Шутишь?

— Я серьезно.

— Так как он понимает то, что ему говорят?

— Ему пришлось научиться читать по губам, чтобы остаться на службе.

— О, — тяжело выдохнула собеседница.

— Так и неизвестно, вернется к нему слух. Уже прошло много времени.

Положив трубку, Милиллрейн почувствовала себя совершенно разбитой. Спустя пару дней она в очередной раз отправилась в кафе, где заказала только чай, поскольку всегда завтракала дома. Но сегодня она пропустила трапезу, желая поскорее извиниться перед Максимилианом, который, казалось, больше никогда не придет в это кафе. Она уже оплатила счёт и собиралась уходить, но зашла внутрь кафе взять пару булочек домой и заметила Максимилиана, сидящего в самом укромном уголке.

— Привет, — обратилась она к нему.

— Привет, — тихо ответил он.

— Я жаждала тебя снаружи.

— Знаю.

— Почему не был в бассейне?

— Почему ты снова ничего не ела?

— А почему у тебя один кофе?

Он в ответ лишь улыбнулся.

— Ты не ответишь мне?

— Мне нечего сказать.

В этот момент девушку подозвал продавец, отдать заказ. Максимилиан тоже попросил чек. Они вместе вышли на террасу.

— Ты голоден?

— Ты тоже.

— Будешь меня избегать?

— Уже.

— Почему не сменил кафе?

— Хотел увидеть тебя в последний раз.

— Что происходит?

— То, о чём я говорил.

Она взяла его за руку:

— Прости меня.

— За что?

— Ты знаешь.

— Не знаю.

— За грубость.

— Ты знаешь?

Она кивнула.

— Мне не нужна жалость.

— Это не жалость.

— А что же? Мне нравилось, что ты не нянькалась со мной.

— Я лишь извиняюсь за то, что судила тебя, не зная каков ты на самом деле.

— Что изменилось теперь? Я жалкий инвалид?

— К чему этот яд?

Он опустил взгляд:

— Извини меня.

— За что?

— За разочарование.

—Ты не разочаровал меня.

— Не ври.

Она всё ещё держала его за руку, а он крепче сжимал её ладонь.

— Так ты голоден?

— Вернемся в кафе?

— Я всегда завтракаю дома.

— Здесь вкусный чай?

— Здесь ты.

— Что?

— Однажды на пробежке я увидела тебя здесь, вот и решила, что это хорошая возможность отбить у тебя желание посещать как бассейн, так и это кафе.

— Ты ненавидишь меня?

— Возможно, — она ухватила его выше локтя, — Идём, — и потянула за собой.

— Куда?

— Сегодня ты мой гость.

Спустя двадцать минут пешей прогулки через городской парк и мимо бутиков, расположенных на первых этажах домов, они сидели на кухне съёмной квартиры Милилорейн.

— Овсянка или яичница с беконом?

— Пожалуй, второе, — он завороженно смотрел на девушку, переплетя пальцы рук над столом, — Может я помогу чем—нибудь?

— Приготовить чай или кофе, — она улыбнулась, разбивая яйцо на сковороду, — Кружки в шкафу над раковинной.

Он встал из—за стола, словно делал это тысячу раз на этой кухне, и выхватил у девушки лопатку:

— Чай по твоей части.

— Ну знаешь, — она сделала недовольную гримасу.

— Знаю, — рассмеялся он, — А знаешь?

— Что знаю?

— Я ведь не только поэтому избегал тебя.

— А почему же?

Он сделал паузу.

— Мы развелись с женой. Она устала волноваться за то, что я могу не вернуться.

— Сочувствую. Когда это случилось?

— Почти два года назад. Я лежал в госпитале, после того, как машина, на которой я и пара солдат из моего взвода перебиралась в другой лагерь, наехала на мину. Ольга пришла ко мне, села рядом и начала что—то говорить. Я не слышал, что она говорит. Видел лишь как шевелятся ей губ и всё же понимал, зачем она пришла. Вскоре пришёл врач и прервал нашу беседу, сделав мне кол обезболивающего и снотворного. Она уходила в слезах, даже не прикоснувшись ко мне. Понимала, что иначе не сделает этот шаг. На прикроватной тумбочке, меня ожидала записка, когда я проснусь. И содержала она всего три слова: «Развод. Люблю. Прости».

Милилорейн подошла к Максимилиану и крепко обняла его со спины.

— Это жестоко.

— Она права, что ушла. У меня был выбор: я мог уйти с военной службы и работать на деда. Но я хотел найти свой собственный путь, как это сделали остальные братья.

— У вас были дети?

— Однажды, мы серьезно поругались, — он перевёл дыхание, — Втайне от меня она сделала аборт. Боялась, что дети будут расти без отца.

Милилорейн не нашла что сказать и лишь крепче обняла Максимилиана.

Когда завтрак был разложен по тарелкам, мужчина с тоской произнес:

— Мне дают повышение.

— Это ведь хорошо?

— Да, но вместе с ним меня отправляют на задание.

— Боишься, что не вернешься?

— Я не хочу тебя обнадеживать.

Она отставила завтрак в сторону и приблизилась к нему, положила руки на плечи, и заглянув в глаза, мягко произнесла:

— Сегодня, — шептала она ему в губы, — не будем больше говорить о грустном.

Он закрыл глаза, пытаясь вобрать в себя этот день и аромат её духов.

— Скажи, как ты узнал о чём я спрашиваю, если стоял ко мне спиной во время разговора?

— Догадался, — он поднялся со стула.

— Скажешь, когда захочешь.

— Скажу, — его руки легли ей на талию.

— Скажешь, — он обвила его шею руками, после чего одну запустила в волосы.

— Скажу, — между их лицами не осталось расстояния.

— Скажешь.

Он схватил её одной рукой за подбородок.

— Скажу. Я люблю тебя, — после чего нежно поцеловал в губы.

— Ты не знаешь меня.

— И пусть.

Она прикрыла глаза, замечтавшись, а когда открыла, то глядя ему в глаза с нежностью произнесла:

— Я люблю тебя, — и они слились в поцелуе.

Долгими весенними вечерами они предавались любви и мечтам, составив целый список желаний, которые намеревались воплотить в жизнь, как Максимилиан вернется с задания. Его слух начал понемногу возвращаться к нему, и это радовало обоих. Но ни он, ни она не предполагали, что судьба разлучает их навсегда.

Максимилиана отправили на задание, в ходе которой дивизия, находящаяся под его руководством, попала под обстрел с закрытых позиций. И, чтобы спасти команду, он и ещё двое солдат заняли отсечные позиции и увели вражескую группировку в противоположную от лагеря сторону. Назад они уже не вернулись. Создавать поисковые бригады для розыска трёх солдат высшее командование посчитало нецелесообразным, в то время как солдаты дивизии Максимилиана не раз обжаловали это решение, но всё оставалось по—прежнему. Вскоре в СМИ разыгралась информационная война, поползли слухи. Одни твердили, что троих солдат взяли в плен, другие, что солдатам удалось скрыться в какой—то ветхой лачуге, которая вскоре была подорвана.

Милилорейн присутствовала на похоронах солдат, посмертно награжденных орденами героев. На похоронах с пустыми гробами, поскольку их останки не были найдены. Девушка неловко постояло в стороне, бросая сочувственные взгляды в сторону многочисленных родственников и размышляла о том, имеет ли она право находится здесь, если с погибшим её связывали лишь три недели прогулок по берегу черного моря, паркам Крыма и скромный список желаний.

Вернувшись домой, Милилорейн проплакала ночь напролёт, затем другую и следующие нескольких недель, пока не осознала, что родственникам Максимилиана, знавшим его всю жизнь, приходилось гораздо хуже. Собрав смелось в кулак и взяв отпуск, девушка направилась на еловую фазенду, куда её пригласила Анна. И хоть за окном был февраль, Бернард впервые проводил зиму за городской чертой. В выходные родственники собирались вместе. Для Милилорейн неделя в лесной глуши оказалась сродни глотку свежего воздуха. Среди снегов, льда и морозов, она смогла снова прикоснуться к любимому мужчине. К мужчине, которого нет, но призрак, которого бродит по тропинкам в лесу и по берегу реки, под ногами которого скрипят половицы старого дома. Именно здесь, под покровом печали и зимы, она сделала первые заметки о Максимилиане на листах бумаги для розжига печи. Анна обнаружила недогоревшие листы рассказа, и за чаем обратилась к гостье:

— Мили, — она поставила перед девушкой чашку с горячим напитком, — Перепиши, пожалуйста, историю Максимилиана. Для меня.

— Просишь воскресить его?

Анна опустила глаза, на которых начали проступать слёзы.

— Я сделаю это, — согласилась гостья.

Когда, по возвращению в город Милилорейн судорожно слагала за ноутбуком иной вариант жизни Максимилиана, она задумалась над тем, что многого о нём не знает. И ей необходимо заполнить пробелы в этих знаниях. Она убрала пальцы с клавиатуры и взгляд её упал на пробковую доску над столом. Она долго рассматривала закрепленный кнопкой исписанный лист, на котором хранились их мечты. Он мечтал поехать в Италию, посетить в кафе друга в Вероне, парк имени Гагарина в Ялте и Ливадийский парк на Южном берегу, попробовать блюдо из кузнечиков и сделать множество нетипичных для него вещей.

Перечитав список Милилорейн решила, что исполнение всех этих желаний поможет ей ещё немного повременить, прежде чем разжать ладонь и отпустить его руку. Как только на глицинии, сирени и церцисе начали набухать почки, она открыла счёт в банке, куда планировала откладывать средства на путешествия, а сама тем временем принялась исполняла мечты, которые могла реализовать не покидая Крым. И пока она познавала новые грани Максимилиана, Анна получала по почте и при встречах ту или иную историю из его жизни. Он продолжал жить.

В Италию Милилорейн отправилась, когда миновала первая годовщина смерти Максимилиана. Его история, бравшая своё начало в горных лесах Крыма, закончила свой путь на пляже Сорренто Тирренского побережья. С заключительной главой о жизни брата Анна смогла ознакомится спустя четыре недели, когда Милилорейн вернулась на родину. Но сестра не смогла сказать брату «Прощай» и тайно отправила рукопись издателю, в надежде, что это заставит её автора продолжать писать. Спустя два месяца Милилорейн получила положительный ответ от издателя, чему изрядно удивилась и намеревалась отказаться, но Анна умоляла об обратном. В начале июля книга разлетелась по книжным магазинам страны, а спустя месяц иностранные издательства начали выкупать права на её публикацию.

Близилась вторая годовщина со дня смерти Максимилиана. Милилорейн сидела за столиком кафе на террасе и медленными глотками пила остывший кофейный напиток. Сегодня она осмелилась отпустить любимого, который даже после своей смерти оставался для неё путеводной звездой. Осенний ветер гнал пестрые листья вдоль улиц. В воздухе веяло морозной свежестью подступающей зимы, загоняющей посетителей внутрь кафе.

Девушка уже в течении получаса продолжала исписывать страницы блокнота, пытаясь сказать «Люблю» на их последнем с Максимилианом свидании. С каждым написанным словом она всё глубже уходила в себя, теряя всякую связь с реальностью. Она снова слышала любимый голос, который обращался к ней по имени, но больше не чувствовала боли, лишь благодарность. Она знала, что он оказался бы рад их совместным путешествиям и исполнениям желаний, с удовольствием бы прочёл книгу, которую она написала. Но в итоге, он бы попросил оставить для него в сердце немного места, и не бояться жить дальше. Жить дальше без него, поскольку страницы закончились лишь в книге о нём, но не о неё.

Ласковый баритон мужчины повторно обратился к девушке:

— Здравствуйте, Милилорейн. Я присяду?

— Здравствуйте, — подняв голову, она посмотрела на высокого брюнета и сердцебиение на мгновение замерло.

— Настало время познакомиться нам. Снова, — и он протянул руку для рукопожатия, — Максимилиан, но почти два года меня завали Иваном.

— Милилорейн, — еле слышно пролепетала она.

Мужчина поцеловал тыльную сторону ладони девушки. Она заворожённо смотрела на него и не могла произнести ни слова. Происходящее было на грани между реальностью и иллюзией. По телу бежали мурашки.

— У нас с Вами свидание, Милилорейн.

— Что?

Мужчина водрузил на стол маленький горшок с комнатным растением и преподнес собеседнице:

— Простите, но все здешние цветы в кашпо уже отцвели. Обещаю, с каждой нашей новой встречей букеты будут становиться пышнее, — после чего он заказал английский завтрак на двоих.

— Овсянка? Серьёзно? – только и смогла выговорить собеседница.

— У тебя на завтра всегда один чай или кофе, а это не еда. Как ты доживешь до нашего следующего свидания, если будешь морить себя голодом?

— Следующего? Как Вы нашли меня?

В ответ он придвинул к девушке книгу. Книгу о нём.

— Здесь все ответы, — объяснил он, — Я не был уверен, что сегодня Вы будете здесь. Но надеялся, поскольку ровно два года назад в этом кафе у нас было первое свидание. И я решил, что Вы захотите проститься. Проститься со мной.

— Максимилиан, — простонала она и протянула к нему руки.

— Да, Мили?

— Как? – выдохнула она, щупая его лицо, руки, плечи.

Он ухватил её беспокойные руки и начал нежно поглаживать ладони:

— Всё взаправду.

Она молчала, поскольку боялась, что любое колыхание воздуха заставит картинку перед ней раствориться.

— Я потерял память, — начал он, — Не знаю, вспомню ли я то, что было между нами. Но мои чувства к тебе никогда не покидали меня. Твоя книга… — он перевёл дыхание, — Мне дали её люди, спасшие меня, — на глазах проступили слёзы, — Ты показала мне дорогу домой. Дорогу к тебе, — он склонил голову над руками Милилорейн, — Я начал видеть обрывки воспоминаний…

— Тише, — шептала она, подойдя к нему, — Главное, ты жив, — слёзы текли по её щекам, — Остальное не важно.

В попытке утешить девушку, он водил рукой по её мягким волосам, от которых веяло ванилью, и с болью рассматривал обрывки воспоминаний, всплывающих перед глазами.

Под шелест листьев, мелодию ветра и накрапывающий осенний дождь губы Милилорейн и Максимилиана слились в нежном поцелуе, очертив границы жизни до и жизни после.

Август 2016

P.S. Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ. Другие мои работы вы можете найти на Фикбук и Wattpad. Узнавать о выходе новых статей или рассказов на сайте можно в группе или Instagram: @Alena_Poluyan 😀

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Be First to Comment

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

error: Content is protected !!